Библиотека / Дошкольники (3-7) / Защитные механизмы Сванте
 
Защитные механизмы Сванте

Как мы уже выяснили, у ребенка в ходе кризиса 7 лет происходит осознание своих переживаний, в частности он начинает улавливать разницу между своими желаниями и требованиями со стороны взрослых. Несовпадение последних рождает неудовлетворенность, протесты и трудное поведение  детей.

Стремление семилетки к самостоятельности в действиях и поступках, несогласие с просьбами и требованиями родителей приводят к сильным душевным переживаниям ребенка. Так, несмотря на непослушание, споры с родителями, Сванте очень важно их мнение, оценка его достижений «Вот эти минуты были, пожалуй, самыми приятными за весь день. Тут можно было спокойно поговорить с папой и с мамой, и они терпеливо выслушивали Малыша…».

В кризисный период ребенок становится более ранимым, восприимчивым к разнообразным неблагоприятным влияниям. Он нуждается в помощи и поддержке семьи, ему требуется неизменность семейной ситуации, хотя редко он открыто заявляет об этом. В тех случаях, когда ребенок не может прямо выразить свое состояние, начинают действовать механизмы психологической защиты. Так называемые защитные механизмы – это непроизвольные и неосознаваемые  способы искажения угрожающей ситуации.  Они защищают представления ребенка о самом себе от угрозы неприемлемых изменений, а, кроме того, они снимают чувство тревоги. Все защитные механизмы действуют на неосознанном уровне и поэтому являются средствами самообмана

Что касается Сванте, то в его случае можно наблюдать, как мне представляется, реализацию нескольких механизмов психологической защиты.  Рассмотрим их подробнее.
Как можно видеть по ходу действия в книге, Сванте временами словно отключается от внешнего мира и погружается в собственный мир. Такое психологическое бегство от реальности чаще появляется у чувствительных, ранимых детей. В дошкольном возрасте бурно развивается воображение и продукт этой деятельности - фантазии ребенка.

Фантазией о Карлсоне Сванте не только защищается от внешнего мира. В мечтах мы можем себе позволить неосуществимое в реальности – иметь или делать желаемое, или даже быть таким, каким мы не можем себе позволить быть в действительности. Сванте-школьник выдумывает себе героя, который позволяет реализовать стремления Сванте-дошкольника. Здесь Карлсон – воплощение уходящего дошкольного детства с его полным отсутствием ответственности, центрацией на своей персоне, отсутствием стремления к учению и  вхождением в мир лишь через игру. «Всем известно, что он лучший в мире проказник!»

Вместе с тем Карлсон реализует и стремления нового Сванте - младшего школьника. Малыш стремится к самостоятельности и, «благодаря» Карлсону, ему удается осуществить такие эскапады, о которых он не мог и помыслить, ограничиваемый правилами и запретами взрослых. «Угадай, кто лучший в мире выдумщик?»

Малыш хочет приобщиться к миру взрослых, занять новое положение в глазах своих родителей, и он может приблизиться к желаемому, выбирая себе друга именно из взрослых. Таким образом, «красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил» воплощает в себе все те потребности Малыша, которые в силу обстоятельств в момент кризиса не удовлетворялись

Неслучайно Карлсон возникает именно в те моменты жизни Малыша, когда последнему «скучно» или все идет «шиворот-навыворот».  Сам Малыш и не замечает, насколько «вовремя» появляется Карлсон, а если и ощущает что-то, то его рассуждения рационализованы. «Должно быть, Карлсон почувствовал, что Малыш его ждет: едва Малыш высунул нос в окошко, как Карлсон уже был тут как тут».

Также Малыш не может найти, да и не ищет объяснения, почему же Карлсон улетучивается всякий раз до прихода родителей Сванте. Такой механизм защиты, как рационализация позволяет найти приемлемые причины для исчезновения Карлсона. Последний весьма складно объясняет свои исчезновения: «Может быть, я уже не имею права взглянуть, что делается у меня дома? Хозяин обязан следить за своим домом. Чем я виноват, что твои мама и папа решили познакомиться со мной как раз в тот момент, когда я должен был заняться своим домом?». Сванте изобретает на первый взгляд логичные суждения и умозаключения для ложного объяснения. Этот механизм психологической защиты - рационализация - не сознательный обман. Сванте убежден, что говорит правду. Именно эта непроизвольность и убежденность приводят Сванте к отрицанию. Он настолько одушевляет своего персонажа, настолько верит в его реальность, что отвергает уговоры родителей отказаться от своей фантазии. Она настолько ценна для него, что на него словно не действуют ни насмешки Бетан и Боссе, ни мягкие укоры мамы, ни строгость папы. Однако, конечно, это не так.  Мнение родителей очень важно для Сванте, они выступают как образцы поведения. Малыш хочет стать «таким как папа»  и он «очень любит маму». Вероятно, поэтому, для компенсации новых не  удовлетворяющих его отношений с родителями, Сванте прибегает к другому способу защиты – регрессии.

Сванте начинает вести себя в соответствии с более ранним возрастом, так «хотя Малыш уже большой мальчик и ходит в школу, он с удовольствием сидит у мамы на коленях, но только если этого никто не видит». Его привязанность к матери словно вновь спускается на отношения к родителю противоположного пола в 3-5 лет.

«–  А нельзя ли мне будет жениться на тебе? – спросил Малыш.

–   Пожалуй, это невозможно, – ответила мама. – Ведь я уже замужем за папой.

–   Какое неудачное совпадение, что и я, и папа любим тебя! – недовольно произнес Малыш».

Пожалуй, разговор такого рода с матерью для ребенка 3-4 лет не является ничем необычным, но ребенок постарше уже обычно не возвращается к обсуждению этого вопроса.

Здесь мы наблюдаем семью как убежище для ребенка. Убежище от всего остального мира. Сванте, по-видимому, не слишком соответствует школьным требованиям. Его школьная жизнь практически полностью вытеснена из повествования и словно бы не представляет для последнего ничего значительного, интересного, нового.  В то время как именно, в школе должны была быть предложены новые, занимательные для Сванте занятия. Ребенок 7 лет не способен удовлетворить свои потребности лишь в игре, у него должна появиться новая социально значимая деятельность - учение.  Именно в учении создаются возможности для проявления возросшей самостоятельности ребенка, и ребенок занимает новое положение, приобретает новый статус. Школа - действительно новая эра в жизни любого ребенка. То, что по жизни Сванте этого не скажешь, можно охарактеризовать как вытеснение, а именно, игнорирование школьной жизни. Вероятно, это связано с низким уровнем психологической готовности Сванте к школьному обучению.

Симптомы кризиса проявляются у него достаточно явно, и понятно, что он протекает позже по времени, чем требуется для комфортного и эффективного вхождения в школьную жизнь.

Вспомним, в конце первой книги мальчику исполняется восемь лет, а сколько еще фантазий и приключений впереди. Родителям Сванте остается надеяться, что он успешно преодолеет кризис и несколько позднее достигнет определенного уровня психологической зрелости. Тем более, что предпосылки к этому имеются, на одной из последних страницах в рассуждениях героя о себе вкрадывается знаковая фраза: «Нет, ему (Малышу) и в самом деле пора бросить все эти выдумки…»
Скучное, но необходимое заключение

Возможно, кое-что из написанного может вызвать несогласие или удивление, но поскольку написано так много, то хочется подытожить. В тексте мной были описаны несколько общих характеристик в поведении Сванте. В кризисном семилетнем возрасте у ребенка:

1. Появляется осознанное отношение к правилам, заданным взрослыми. Сванте нарушает условия выполнения правил, либо косвенно, используя хитрость и фантазии, либо в прямой конфронтации – споря, упрямствуя, требуя.

2. Возникают новые самостоятельные занятия. Выполняя самостоятельную деятельность, Сванте обращается к близкому взрослому как к эксперту или копирует его действия.

3.  Сванте показывает родственникам свою взрослость, подчеркивая тем самым  возросшую самостоятельность.

Резюмируя все выше написанное, хочется отметить, что в этом непростом для ребенка периоде очень важна роль близких взрослых. Так, мама и папа, поддерживая и направляя своего ребенка, способствуют формированию у Сванте следующего:

1.  произвольности

2.  умения соблюдать правила

3.  учета позиции другого

4. развитию внутренней позиции

Однако, восприятие своего ребенка как еще маленького («Малыш»!), лишение его инициативы, отторжение его фантазий и, по видимости, нехватка времени для общения с сыном приводит к появлению и закреплению у него следующих механизмов психологической защиты:

1. фантазирование

2.  рационализация

3. отрицание

4. регрессия

5. вытеснение

Несмотря на то, что Сванте – лишь продукт фантазии шведской писательницы Астрид Линдгрен, можно видеть, что все характерные психологические особенности семилетнего мальчика образца 1953 года наблюдаются и у его сверстников в современном обществе. С другой стороны, основные симптомы кризиса 7 лет, которыми оперируют и поныне были выделены Л.С. Выготским еще в 30-х годах прошлого века. Это указывает на универсальность определенных переживаний, свойственных кризисному состоянию 7 лет. И поэтому, я полагаю, характеристики этого переходного периода вполне могут быть перенесены и на любого другого ребенка этого критического возраста. А что думаете Вы?