Библиотека / Дошкольники (3-7) / Признаки кризиса семи лет у Малыша
 
Признаки кризиса семи лет у Малыша

Симптомы кризиса появляются тогда, когда меняется окружение человека, его социальная среда. Для семилеток – это выход из статуса дошкольника и переход к радостям школьной жизни. Требования к ребенку меняются, у него появляются новые переживания, что трансформирует и взгляд на мир в целом. Следовательно, меняется и отношение к привычной домашней ситуации. Так, родители 7-летнего Сванте замечают, что поведение их сына изменилось, в нем появилось нечто новое. Наиболее явная примета кризиса – трудновоспитуемость, поэтому нет ничего удивительного в том, что родителей Малыша начинают огорчать следующие симптомы – споры, упрямство, требовательность, непослушание, хитрость, псевдовзрослое поведение, стремление к самостоятельности.

Какими бы неудобными и непозволительными  не казались эти явления родителям, они временны, поскольку представляют собой лишь «пробу пера». Всякий ребенок в момент кризиса проверяет - что и как он может делать на этом новом этапе развития. Именно сейчас очень важна оценка его действий окружающими, вовремя сказанная похвала хорошему поступку и четкое отслеживание и пресекание баловства сильно сэкономит время и нервы родителям, а ребенку поможет сориентироваться в этом новом мире. Но прежде чем ребенок получит представления о том, как действовать он может доставить немало неприятных минут взрослым, используя следующие приемы:

Пауза – здесь это промежуток времени между обращением к ребенку и его реакцией. Создается впечатление, что дети "не слышат, о чем их просят", "делают вид, что не слышат", "не реагируют". Вот и  «Он взял еще кусок сахару и снова принялся думать о Карлсоне. Пусть себе болтают, о чем хотят, а он будет думать только о Карлсоне.

От этих мыслей его оторвала Бетан:

–  Малыш!! Ты что, не слышишь, Малыш?..»
Заметим, что в кризисе пауза появляется не в новой ситуации, а в привычных обстоятельствах. Пауза - первый звоночек для родителей.

Спор - столкновение мнений или позиций, осуществляемых по принципу: «Кто старше, тот и прав». Понятно, что ни о каком равноправии здесь речь не идет. Родители настаивают на своем, а ребенок в ответ на просьбу, приказ, требование начинает оспаривать необходимость требуемого или время выполнения.

«–  Что же здесь особенного? Разве люди не могут жить, где им хочется?..

–  Не упрямься, Малыш, – сказала мама. – Если бы ты знал, как ты нас напугал! Настоящий взрыв. Ведь тебя могло убить! Неужели ты не понимаешь?

–  Понимаю, но все равно…»

Если же затевается спор с братьями или сестрами, то жди реакции более грубой и непосредственной.

«  – Ты разве не знаешь, что нельзя класть локти на стол? – спросила Бетан.

–  Следи лучше за собой! – огрызнулся Малыш».

Часто споры прекращаются, когда ребенок вдруг начинает вести себя нарочито взросло. Он, изображая взрослого, как бы сам берется выполнить требуемое, тем самым, показывая, что действует не по чьей-то указке, а самостоятельно.
«– Спокойствие, только спокойствие! – проговорил Малыш тем же тоном, что и Карлсон. – Я останусь в своей комнате, и притом совершенно бесплатно. Если вы не хотите меня видеть, то и ваших денег мне не нужно».

Как видно из этого примера Карлсон для Малыша – пример близкого взрослого, чьи повадки Малыш и копирует, не подозревая о том, что для его мамы и папы – это лишь своеобразное кривлянье и манерность.

Псевдовзрослое поведение – это такое поведение ребенка, когда, он ведет себя демонстративно "по-взрослому". Дети начинают копировать кого-либо из взрослых, у них появляется повышенная рассудительность. Они обсуждают причины своих поступков,  подводя своеобразную базу под свои рассуждения и делая в результате неожиданные для взрослых выводы. Чаще всего такие ситуации возникают с бабушками-дедушками, с младшими братьями и сестрами, и реже - с родителями. Так и Сванте стал обсуждать денежный вопрос в разговоре с сестрой Бетан.

«– Двадцать пять эре – это слишком мало, – твердо сказал он. – Сейчас ведь такая дороговизна... Как ты думаешь, сколько стоит, например, пятидесятиэровый стаканчик мороженого?

– Я думаю, пятьдесят эре, – хитро улыбнулась Бетан.

– Вот именно, – сказал Малыш. – И ты сама прекрасно понимаешь, что двадцать пять эре – это очень мало».

И лишь в случае высоко эмоциональной ситуации маленький Сванте позволяет себе подобную алогичность в разговоре с мамой. Расстроенность и подавленность Сванте после драки со школьным другом Кристером привела к такому диалогу с мамой, что она, верно, оказалась поражена.

« – Бедный Малыш, что это у тебя на лбу? – спросила мама и обняла его.

– Кристер швырнул в меня камнем, – хмуро ответил Малыш.

– Камнем? Какой противный мальчишка! – воскликнула мама. – Что же ты сразу мне не сказал? Малыш пожал плечами:

– Что толку? Ведь ты не умеешь кидаться камнями. Ты даже не сможешь попасть камнем в стену сарая.

– Ах ты, глупыш! Неужели ты думаешь, что я стану бросать камни в Кристера?

– А чем же еще ты хочешь в него бросить? Ничего другого тебе не найти, во всяком случае, ничего более подходящего, чем камень».

Часто аргументация в споре имеет характер повторения слышанного от взрослых, своеобразного пустословия, не случайно после общения с Карлсоном  Малыш,  вторя ему, повторяет сигнальную фразу: «Пустяки, дело житейское!»


Для ребенка взрослое поведение это, в первую очередь, выполнение функций старших, копирование их поведения и действия по некоторому заданному образцу. Ребенок использует свои взгляды об определенном члене семьи  для  того, чтобы представить себя на его месте. Потому в  изображении Малыша и Карлсона обязанности мамы несколько абсурдны и комичны, зато они соответствуют представлениям семилетних об уходе за больными.

« – Ты должен стать мне родной матерью, – продолжал Карлсон. – Ты будешь меня уговаривать выпить горькое лекарство и обещаешь мне за это пять эре. Ты обернешь мне горло теплым шарфом. Я скажу, что он кусается, и только за пять эре соглашусь лежать с замотанной шеей.

Малышу очень захотелось стать Карлсону родной матерью...»         

У детей 6-7-летнего возраста появляется ясно выраженное стремление к тому, чтобы занять новое, более «взрослое» положение в жизни и выполнять новую, важную не только для них самих, но и для окружающих людей деятельность. Стремление к взрослости Малыша – это вовсе не реальная взрослость, выражающаяся в самостоятельных занятиях и стремлении к подлинной независимости. Но при неоднократном повторении функции взрослого закрепляются, и тогда возникает устойчивая характеристика взрослого человека  – самостоятельность.

Упрямство проявляется само по себе или в ходе спора, и зачастую не зависит от обстоятельств. Ребенком движет не столько охота получить требуемое, сколько желание отстоять собственную просьбу. Возможно, и в случае настырности Малыша больше скрытого стремления противостоять родителям,  нежели реального желания.

« – Мне бы гораздо больше хотелось иметь собаку, чем жену, – сказал Малыш. – Мама, ты не можешь мне подарить щенка?

Мама вздохнула. Ну вот, опять Малыш заговорил о своей вожделенной собаке! Это было почти так же невыносимо, как и разговоры о Карлсоне, который живет на крыше».

Малыш любит своих родителей, да и их есть за что любить, ведь мама у него «милая», а «папа – такой хороший». Однако, противоречие в  стремлениях  родителей и ребенка приводит к появлению упрямства. Хотя, по мнению родителей, они уже исчерпали все аргументы в пользу собственных доводов, но Сванте по-прежнему неуклонно стоит на своем – он хочет собаку. Противоречивость в отношениях дальше углубляется, папа и мама «не признают» и Карлсона, что приводит к отделению Сванте от родителей и появлению у него своих тайн.

«  – Послушай, Малыш, мне бы хотелось знать, кто прорезал дырки в твоей простыне. Только не вздумай, пожалуйста, говорить, что это сделал Карлсон, который живет на крыше.

Малыш молчал и напряженно думал. Как быть? Ведь дырки прорезал именно Карлсон, а мама запретила о нем говорить. Малыш решил также ничего не рассказывать и о ворах, потому что мама все равно этому не поверит». Именно таким образом, из детско-родительских конфликтов, неверия пап и мам вырастают негативизм и неприемлемое поведение детей.

Часто родителям трудно приспособиться к "взрослости" своего ребенка. Так и родители Сванте никак не хотят отказаться от привычки называть своего младшего сына Малышом, словно отказываясь понимать, что «как вы корабль назовете, так он и поплывет». Его самостоятельность заставляет их пересматривать свои представления и план действий. Несмотря на то, что вроде бы гораздо легче воспитывать ребенка управляемого, зависимого, родители Сванте все же стремятся идти на встречу его желаниям.

«– Мама, – сказал Малыш, – нужно четыре чашки.

– Почему? – удивилась мама.

Малыш замялся. Теперь ему надо было рассказать, что он пригласил на день рождения Карлсона, хотя мама, конечно, будет этим недовольна.

– Карлсон, который живет на крыше, тоже придет ко мне, – сказал Малыш и смело посмотрел маме в глаза.

– О! – вздохнула мама. – О! Ну что ж, пусть приходит. Ведь сегодня день твоего рождения»     

Родители Малыша видимо, подспудно понимают, что давление на ребенка и подчинение его своим желаниям оборачивается большими трудностями во взрослой жизни. Привычка доверять родителям во всем, отсутствие своего взгляда, своей позиции, а в конечном счете - отсутствие самостоятельности приводит к такому неадекватному для взрослого человека свойству как детскость, безответственность поведения, инфантилизм.


Требовательность как назойливое напоминание об обещанном также является характерной чертой общения детей семи лет с взрослыми. Ребенок требует выполнения посулов родителей, прибегая к многократным повторам своего запроса, обвинениям и необоснованным попрекам. Вот и Малыш, не получив обещанного, давно ожидаемого подарка, сказал: «Собаку мне, видно, не подарят никогда в жизни».

Непослушание - это невыполнение привычных требований или правил, отказ от участия в привычных делах, противопоставление своих дел или намерений требованиям родителей. В случае непослушания в ответ на просьбу родителей возникает возражение (в форме паузы или спора), но ребенок может и согласиться или ничем не выразить своего несогласия. Далее, когда родители спрашивают о сделанном, обнаруживается, что ребенок не выполнил обещанного. Типичным примером ослушания в случае Малыша явилось нарушение обещания не переступать порог столовой вечером, чтобы не мешать свиданию старшей сестры.  Альтер-эго Малыша побуждает преступить обещание, Карлсону, как и любому дошкольнику не свойственно подчинение указаниям и следование правилам. Несмотря на слабое сопротивление Малыша: «Но ведь я поклялся…», менее упорядоченная, но зато более фонтанирующая идеями сторона Сванте предлагает творческий способ обхождения обещания и избежания наказания.

«Ты поклялся, что тебя весь вечер не увидят в столовой? Так? Но, если ты накроешься одеялом, тебя ведь никто и не увидит.

– Да... но... – попытался возразить Малыш.

– Никаких "но"! – резко оборвал его Карлсон. – Если ты будешь накрыт одеялом, увидят одеяло, а не тебя».

Мы видим здесь Сванте в состоянии  внутренней борьбы, выражающейся в противоречии желаний проказливого Карлсона и ответственного Малыша. В этом случае побеждает желание дошкольника - «посмотреть какие уши» у нового увлечения Бетан.

В ответ на претензии со стороны родителей Сванте может объяснить невыполнение обещанного с помощью использованной хитрости, ведь формально Сванте, действительно, не видели. Однако, сам характер поступка не оставил у Бетан никакого сомнения – «это мой несносный маленький братишка».

Хитрость. Нарушение привычных установлений или требований родителей в скрытой форме возможно при использовании хитрости. Причем хитрость носит, как правило, игровой характер, она не обязательно связана с избежанием возможного наказания – «…стоять рядом с Карлсоном в темноте под одеялом и светить фонариком было так здорово, так интересно, что просто дух захватывало». Хитрость представляется скорее шуткой, нежели серьезным проступком. Часто хитрость в совокупности с рассудительностью используются ребенком для получения желаемого.
«Ни за какие сокровища в мире мы не согласились бы расстаться с тобой. Ты же и сам это знаешь.

– И даже за сто тысяч миллионов крон? – спросил Малыш.

– И даже за сто тысяч миллионов крон!

– Значит, я так дорого стою? – изумился Малыш.

– Конечно, – сказала мама и обняла его еще раз!

Малыш стал размышлять: сто тысяч миллионов крон – какая огромная куча денег! Неужели он может стоить так дорого? Ведь щенка, настоящего, прекрасного щенка, можно купить всего за пятьдесят крон...

– Послушай, папа, – сказал вдруг Малыш, – если я действительно стою сто тысяч миллионов, то не могу ли я получить сейчас наличными пятьдесят крон, чтобы купить себе маленького щеночка?»

Хитрость – это образование кризиса, ранее дошкольник демонстрирует детскую непосредственность и импульсивность в желаниях, что захотел, то и сделал. Потеря непосредственности приводит к появлению обдумывания между переживанием и непосредственным поступком. То есть ребенок начинает осознавать отличие того, чего он хочет, от того, к чему это желание приведет. Различие в  реакциях дошкольника и ребенка младшего школьного возраста хорошо иллюстрируется следующим примером из жизни Малыша:

«Он написал на клочке бумаги записку маме и папе и оставил ее на столе:

Я на вирху у Калсона который живет на крыше

Конечно, лучше всего было бы успеть вернуться домой, прежде чем они найдут эту записку. Но если его случайно хватятся раньше, то пусть знают, где он находится. А то может получиться так, как уже было однажды, когда Малыш гостил за городом у бабушки и вдруг решил сесть в поезд и вернуться домой. Тогда мама плакала и говорила ему: "Уж если тебе, Малыш, так захотелось поехать на поезде, почему ты мне не сказал об этом?"

"Потому, что я хотел ехать один", – ответ Малыш.

Вот и теперь то же самое. Он хочет отправиться с Карлсоном на крышу, поэтому лучше всего не просить разрешения. А если обнаружится, что его нет дома, он сможет оправдаться тем, что написал записку».

И в этом случае  Сванте поступает в общем-то импульсивно, однако, он уже начинает придумывать механизмы страховки своих импульсивных действий. Уже одно это является показателем перехода Малыша на новый жизненный этап.

Перечисленные выше симптомы кризиса 7 лет определяют трудность воспитания ребенка в кризисе. Как видно из выше написанного, Сванте начинает замыкаться и отделяться.

«  – Вот у тебя, мама, есть папа; и Боссе с Бетан тоже всегда вместе. А у меня – у меня никого нет!

– Дорогой Малыш, ведь у тебя все мы! – сказала мама.

– Не знаю... – с еще большей горечью произнес Малыш, потому что ему вдруг показалось, что у него действительно никого и ничего нет на свете».

Вследствие того, что Малыш скрывает свои похождения от родителей, им уже труднее управлять. Отношения со старшими разлаживаются, ребенок ведет себя так, как он хочет, а главное, он перестает делиться, и тут уж вовсе непонятно, что он выкинет в следующий раз.