Краткий поясняющий текст о разделе. Мы разные. И наши клиенты тоже разные. Вместе мы - яркая палитра индивидуальностей, навыков, умений, способностей, разных представлений о мире. Быть разными для нас означает возможность обогащать и дополнять друг друга. В каждом человеке мы умеем видеть бесконечно интересную, непохожую ни на что вселенную смыслов и уникального жизненного опыта.

Как мы понимаем, споры, непослушание, хитрость и требовательность семилетнего ребенка сильно усложняют жизнь его родителям. Но у всего этого есть и положительная сторона. Возникновение внутренней жизни, собственных, не обговоренных со старшими мыслей и переживаний приводит к появлению самостоятельности. Так и в случае Сванте, поскольку родители отрицают существование Карлсона, мальчик вынужден сам принимать решения, связанные с появлением в его жизни «человечка с пропеллером».

Помимо отрицательных проявлений можно перечислить и те проявления кризиса, которые должны порадовать родителей. Можно сказать даже больше, негативное содержание развития во время кризиса - это основа для позитивных изменений в личности ребенка. Так хитрость, упрямство, требовательность Малыша нечто иное, как неуклюжие проявления зарождающейся самостоятельности мальчика.

Самостоятельность. Сванте стремится к самостоятельности, но пока для него это «неизведанная территория» и понимает он ее лишь как независимость от взрослых и их требований.  В совместной деятельности с взрослым дети этого возраста пока не могут установить автономию. Потому и самостоятельность касается в основном тех дел, в которых Малыш ранее не участвовал, да и не мог участвовать по причине оттеснения его родителями от подобных операций. Самостоятельность активирует такие способности ребенка, о которых он и не подозревал. Разве мог Малыш представить, что он помешает махинациям воров Филле и Рулле. Родители Сванте, вероятно, сильно бы удивились тому, с какой ловкостью и знанием дела, он успокаивает  и кормит чужого младенца.

«Девочка орала во всю глотку, и Малыш протянул к ней руки.

– Дай-ка я ее возьму, – сказал он.

Он взял из рук Карлсона кричащий сверток и нежно прижал его к себе.

– Не плачь, маленькая! – сказал Малыш. – Ты ведь такая милая...

Девочка затихла, посмотрела на Малыша серьезными блестящими глазами, затем снова улыбнулась своей беззубой улыбкой, и что-то тихонько залепетала»

Самостоятельность проявляется и в самостоятельных действиях. К семи годам у детей появляется склонность к продуктивной деятельности, которая постепенно вытесняет игру. В этом возрасте ребята с удовольствием лепят, рисуют, конструируют. В этих занятиях ребенку наиболее важна независимость от взрослого в получении результата, он также способен уже самостоятельно оценить его, основываясь на стандартах, которые он усвоил раньше. Так и Малыш, неплохо рисующий в свои семь лет, способен критически оценить рисунки «лучшего в мире рисовальщика».

«На большом, совершенно чистом листе в нижнем углу был нарисован крохотный красный петушок.

– Картина называется: "Очень одинокий петух", – объяснил Карлсон.

Малыш посмотрел на этого крошечного петушка. А ведь Карлсон говорил о тысячах картин, на которых изображены всевозможные петухи, и все это, оказывается, свелось к одной красненькой петухообразной козявке!»

Что касается собственной деятельности ребенка, то это ценно пока еще само по себе, как результат собственных усилий, как самостоятельно избранный вид работы. И дети в период кризиса не допускают критики в отношении свои собственных самостоятельных действий, тем более, если они приносят несомненную пользу. Ведь после учиненного ворами разгрома именно «Малыш собрал с пола деньги, кольца, брошки и положил все это обратно в секретер».

Внебытовые обсуждения. В результате развития ребенка, в его общении с родителями возникают новые темы, не связанные с ежедневной жизнью ребенка и семьи в целом. Ключевые темы: происхождение и эволюция живого, жизнь на Земле и других планетах, жизнь в других странах, морально-этические вопросы. Так и Сванте обсуждает с мамой возможности разрешения конфликта  с другом Кристером.
«– Скажи, а нельзя ли вообще обойтись без драки? Мирно можно договориться о чем угодно. Знаешь, Малыш, ведь, собственно говоря, на свете нет такой вещи, о которой нельзя было бы договориться, если все как следует обсудить.

– Нет, мама, такие вещи есть. Вот, например, вчера я как раз тоже дрался с Кристером...

– И совершенно напрасно, – сказала мама. – Вы прекрасно могли бы разрешить ваш спор словами, а не кулаками».


Ребенок не просто общается, но стремится получить информацию от старших, а затем использовать полученные сведения для собственного анализа. «Люди настолько глупы, что верят в привидения. Просто смешно! – воскликнул он. – Папа говорит, что вообще ничего сверхъестественного не существует. – И Малыш, как бы в подтверждение этих слов, кивнул головой. – Дураки эти воры – они подумали, что из буфета вылетело привидение! А на самом деле это был просто Карлсон, который живет на крыше. Ничего сверхъестественного!» Получив сведения от папы, Сванте сам начинает рассуждать и разбирать исходный посыл. Хотя выводы Сванте достаточно наивны и даже смешны вследствие своей противоречивости, но сама попытка самостоятельно проанализировать полученные от взрослого сведения составляет отличие от «вопрошания» в более младшем возрасте. В этом возрасте ребенок пытается разобраться в ситуации и тем самым определиться и с собственным положением среди окружающих.


На седьмом году жизни ребенок начинает интересоваться историей семьи и жизнью родственников.

«– Мама, я родился здесь, в Стокгольме? – спросил Малыш.

– Конечно, – ответила мама.

– Но ведь Боссе и Бетан родились в Мальме?

– Да, в Мальме.

– А ведь ты, папа, родился в Гетеборге? Ты мне говорил...

– Да, я гетеборгский мальчишка, – сказал папа.

– А ты, мама, где родилась?

– В Эскильстуне, – сказала мама.

Малыш горячо обнял ее.

– Какая удача, что мы все встретились! – проговорил он».

Таким образом, проявляется стремление ребенка найти свое место в широкой сети семейных связей.

Если в целом описывать психологические особенности  детей седьмого года жизни, которые хорошо наблюдаются и у Сванте Свантесона из книги А. Линдгрен «Малыш и Карлсон», то можно отметить следующее противоречие. Ребенок, с одной стороны, стремиться нарушить правила, установленные взрослым, проявляет трудновоспитуемость, а с другой стороны, он не только по-прежнему тянется к взрослому, но и обращается к нему как к эксперту при выполнении самостоятельных действий или принимает его действия за образец.  Общим показателем перехода ребенка на новый возрастной этап является демонстрация взрослости, что  выражается как в стремлении к самостоятельности, так и выполнении ранее не свойственных ребенку действий.

Вспомним основной сюжет всеми известной сказки. В городе Стокгольме в лучшем в мире домике на крыше живет лучший в мире Карлсон. Этот мужчина в полном расцвете сил становится приятелем семилетнего мальчика Сванте Свантесона. Карлсон – всегда весел, хвастлив и безответственен. Малыш часто печален, осторожен,  и это его забота - переживать за последствия совместных приключений. Дружба столь несхожих личностей не только тревожит родителей, но и серьезно нарушает равновесие в налаженной жизни семьи Свантесон.  Почему же эти двое – не разлей вода, что объединяет эти противоположности?



На этот вопрос  я отвечу так - Карлсон – это альтер-эго Малыша, проще говоря, другая, альтернативная личность маленького Сванте. Контраст между Малышом и Карлсоном так велик, потому что вместе они образуют целое. Толстяк с пропеллером – ничто иное, как неприемлемое, а потому вытесненное содержание психики Малыша. Альтер-эго хоть и составляет часть развивающегося «Я», но часть эта не принимается сознательным Малышом. Малыш «из-самого-себя» переживает поступки другого «себя» - Карлсона.  Вспомним, как дети частенько реагируют на свои проделки: «Это не я, это другой сделал!». Они переживают сделанное, но при этом так уверены в своей невиновности. Так ведет себя и Малыш, когда Карлсон проливает денатурат на стол.

«На полированной поверхности полки осталось несколько больших безобразных пятен.

– Погляди, как испортилась полка! – озабоченно произнес Малыш. – Что теперь скажет мама?»  Здесь мальчика, прежде всего, волнует мнение старших, заметим, он не упрекает Карлсона, как свое альтер-эго, но и к старшим его не относит. Возраст человечка с пропеллером - загадка.

Действие повести приходиться на то время, когда Сванте становится первоклассником, естественно, что статус школьника поначалу тяготит ребенка в связи с новыми учебными требованиями и более высоким уровнем ответственности. Желание Малыша побаловаться, словно он еще дошкольник, находит свое выражение в таком фантазийном друге как Карлсон. Он может позволить себе все то, что Сванте по его возрастному статусу уже не положено. Недаром Малыш при первой же встрече отмечает, что «Карлсон ведет себя уж слишком ребячливо». Вместе с тем одним из показателей перехода ребенка от дошкольного к младшему школьному возрасту является желание ощутить взрослость. И потому Малыш придумывает Карлсона именно как взрослого – «мужчину в полном расцвете сил». Здесь взрослый друг - собственно способ повзросления и установления связи с миром взрослых.

Непосредственность Карлсона, его наивность вплоть до бескультурья соответствует общим представлениям об альтер-эго. Альтер-Эго представляет собой менее развитую/менее культурную сторону личности. «Он кричит танцующему на проволоке акробату, его более слабому alter ego: "Ты преграждаешь путь лучшему, чем ты!" Он - более мощная личность,которая разбивает свою скорлупу, а этой скорлупой часто является наш мозг» (Юнг К.Г., 1998).



Образные слова Юнга находят свое подтверждение в том, что к семи годам идет серьезная перестройка мозговых процессов. В этом возрасте у ребенка завершается созревание лобного отдела больших полушарий, благодаря чему появляется целенаправленность в поведении. Дети благодаря развитию воли в семь лет начинают планировать и регулировать свои действия. В то же время к шести-семи годам возрастает подвижность нервных процессов, преобладают процессы возбуждения, что приводит к непоседливости, повышенной эмоциональной возбудимости ребенка, а также из-за развитого воображения – к фантазиям. Так что у появления Карлсона есть и физиологическая подоплека. В соответствии с нормами развития Малыш придумывает, а точнее извлекает сам из себя другую, привлекательную для него личность – Карлсона. Заявление об участии в сознательной жизни Малыша его альтер-эго - Карлсона, порождает беспокойство у родителей. С появлением этого персонажа поведение Сванте сильно меняется, что вызывает соответствующую реакцию его папы и мамы. Проделки Карлсона волей-неволей привлекают внимание старших в семье, но знают ли они, что в реальности скрывается за этими необычными приключениями?


Интервью с Олесей Симоновой, главой психологической службы Фонда психологической поддержки «Будущее сейчас», психологом, телефон 8(926)705-47-19, почта olesimonova@gmail.com

Отвечая на вопросы, которые ей часто задают, Олеся рассказала об особенностях своей работы как психолога.

А что вы делаете как психолог?Что умеете?

Я избавляю людей от страхов, снижаю беспокойство и помогаю лучше контролировать жизнь. Работаю с подобными запросом: «Я все понимаю, но ничего не могу с этим сделать. И мне это и не нравится». 

С чем к вам чаще всего приходят люди? 

Чаще обращаются с тем, что затрудняет жизнь. Когда боятся летать на самолете, при страхе темноты и страхе сцены, при тревоге и сильном волнении. Я помогаю людям с трех до семидесяти лет. А еще за помощью ко мне обращаются в случае ссор и непонимания между близкими людьми. Я работаю с парами и индивидуально. Расспрашиваю о важном в отношениях и помогаю составить реалистичный план действий. В таких случаях снижаю страх нелюбви, боязнь остаться одной или быть брошенной.

Психиатр лечит, а психолог даже не ставит диагнозы. Для чего же тогда вообще нужны психологи? 

Психологи помогают осознать происходящее в жизни человека и сделать подходящий выбор для будущего. Мы вместе работаем над разрешением конфликтов, уменьшением тревоги, изменением взгляда на жизнь и себя. 

Почему в России люди не любят обращаться к психологам?

Не то чтобы не любят. В недавнем прошлом люди не заявляли открыто, что они прибегают к услугам психолога. Страшно было, что после такого заявления на тебя поставят клеймо «несправляющегося слабака», «нытика» или «неудачника». Последние пять лет нормально приходить к психологу в затруднительных ситуациях. Люди, обращающиеся за помощью, делают жизнь лучше и доверяются в этом профессионалу. Вы ведь не станете сами менять кран на кухне? Наверняка, обратитесь к сантехнику. Так же мы пользуемся психологической помощью, когда нужны специальные приемы для решения личных проблем и изменения своей жизни.

Вам приходилось работать с теми, кто хочет покончить с собой? Впоследствии им удавалось вернуться к обычной жизни? 

Да, приходилось. Хоть опыт в этой области не велик. Иногда люди приходят с суицидальными мыслями, но не возвращаются к ним уже после первой-второй сессии. Пару лет назад ко мне привели девушку после двух неудачных попыток суицида после разрыва с возлюбленным с намерением совершить третью. Мы встречались 6 раз. После последней встречи она позвонила мне и сказала, что ей уже не нужна помощь. Хотя бывший возлюбленный не поздравил с днем святого Валентина, она не покончила с собой, как собиралась, и повеселилась с подругам. Насколько я знаю, она в отношениях и продолжает жить и работать. 

Что недопустимо в работе психолога?   

Для меня недопустимо считать себя всемогущей и всезнающей. Люди – эксперты в своей жизни, и лучше меня понимают, что им нужно. Я экспертна в задавании вопросов и других способах психологической работы. Не ошибка, а преступление – навязывать человеку взгляды на жизнь. Внимательное выслушивание и понимание, чего хочется собеседнику – вот, что в первую очередь, важно для меня, как психолога. 

Возможно ли знать без тени сомнения, что хорошо, а что плохо? 

Сомнения важны, они словно красный сигнал светофора предлагают действовать и менять, то что нас не устраивает. Мы решаем, что нам подходит и делаем выборы на основании ценностей. И они меняются. Для ребенка важно слушаться маму. А взрослому человеку это мешает. Когда мы колеблемся в решениях, наступает время внутренних конфликтов. Бессонницу, апатию, нападки на окружающих, депрессию сопровождают изматывающие внутренние диалоги. Обращающиеся на встрече понимают, что так мучает и определяют ценности, которые этим страданием ущемлены. Мы обсуждаем, как эти ценности реализуются и что для этого уже сделано. Такие сессии помогают побороть депрессию и страхи.

В чем для вас разница между жизнью и существованием? 

Мне кажется существование, это когда внимание обращено на негативные моменты: кто обидел, где недодали, в чем не понимают. В таком состоянии тяжело, и нужна помощь. Жизнь начинается, когда мы наполняемся ресурсами: видим много радости в окружающем и способны ею поделиться с близкими. Мне откликается, когда собеседники называют это состоянием полноты жизни. 

Обращались ли вы сами когда-нибудь к психологу? 

Да и не раз.  Меня побуждают к этому три цкли. Облегчение при выслушивания в сложные периоды, способы найти решение в нерешаемых ситуациях и профессиональный рост при наблюдении за работой старшего коллеги.

Если бы вы могли дать маленькому ребенку только один совет за всю жизнь, что бы вы сказали? 

Ты – главный в своей жизни. И любовь ты, первый, даешь сам себе и решения ты принимаешь сам для себя.

Что в своей деятельности вы делаете иначе, чем коллеги? 

Собеседники удивляются, что я помню подробности и нахожу нечто схожее в событиях и намерениях, которые они описывают. Это помогает мне выделить присущие человеку способы действия и объединить жизнь в единую историю. 

Что вы посоветуете почитать? 

Родителям дошкольников я советую книгу Дэниэла Сигела "Воспитание с умом". Много конкретных рекомендаций к действию. Если вы понимаете, что ведете себя как ребенок или, не дай бог, так поступают близкие, прочтите это обязательно. Много интересных и всеобъясняющих фактов в книге для родителей подростков Латта Найджела "Пока ваш подросток не свёл вас с ума". Для построения отношений читайте нестареющую классику Карен Прайор "Не рычите на собаку".

У психологов есть какие-то профессиональные суеверия? 

Из практики и рассказов коллег, психологи верят, что у кажого из нас свой клиент.  Яркий случай казанских психологов, которых я знакомила с нарративной практикой. На телефоне доверия они записывали в журнал имя психолога, время и тему звонка. Поразительно то, что однозначно совпадали темы и психологи. К одному обращались по поводу домашнего насилия, а к другому только в случае суицидальных мыслей. Загадка в том, что обращающиеся не знали, кто дежурит в этот момент на телефоне. График непредсказуемо меняется и нигде доступен. Как объяснить эту повторяемость, кроме как тем, что люди чувствуют к кому и когда им стоит позвонить. 

Я принимаю в Фонде "Будущее Сейчас" в будни и в воскресенье (2 минуты от м.Достоевская). Ко мне можно записаться на встречу по телефону 8(926)705-47-19 или почте olesimonova@gmail.com
Интервью с  Куделиным Павлом психологом, нарративным консультантом, тренером. Ведущим психологических групп для подростков, одним из организаторов лагеря для подростков с проблемным поведением «Перекресток», ведущим блока «Профилактика зависимости у подростков» в государственной программе повышения квалификации Школы Антикризисного Реагирования при Институте Психологии и Педагогики.


-  Мне известно, что в Фонде «Будущее Сейчас» с 6 июня запускается новая программа для родителей. Мне интересно, что это за программа? Кому она будет полезна? 

П.  Эта программа родилась как естественное продолжение нескольких проектов. Дискуссионных клубов для родителей, которые я провожу регулярно, консультаций и еще нескольких других. Мы решили сделать короткую серию встреч, рассчитанных на то, чтобы дать родителям возможность освоить некий навык.

- Расскажите, что это за навык? 

П. Это навык успешного разрешения конфликтов для родителей подростков. Дело в том, что никто именно этому не учит, а проблема конфликтов поколений  существует.  Если в доме подросток, то конфликты и споры – это постоянные гости. И если почитать литературу по психологии, то можно найти много рекомендаций о том, что надо слушать подростка, искать с ним общий язык и уважать его мнение. Рассказывают, что нужно сделать, но не говорят как именно. Поэтому мы приняли решение  организовать специальный трех недельный тренинг и посвятить его именно этому важному вопросу.  

- А как конкретно это происходит? Что именно вы делаете? 

П. У нас есть определенное мировоззрение, связанное с нарративным подходом. Мы предлагаем участникам по-другому посмотреть на конфликт как таковой. Учим родителей воспринимать ребенка не как на источник конфликта, а  отделять проблему от него, выносить ее вовне. Это другой взгляд, отличный от того, к которому мы привыкли. Мы часто описываем подростка как ленивого, безответственного, которого нужно заставлять учиться. И во всех этих случаях кто-то становится виноватым – либо подросток, либо родитель. И это чувство вины совершенно не способствует тому, чтобы проблема решалась конструктивно. 

- Этот новый взгляд на конфликты и подростка, что он может дать? 

П. Он дает несколько очень важных возможностей. Если мы смотрим на конфликт отдельно от человека, то мы имеем возможность более легко обсуждать способы решения этого конфликта. Или способы нашего влияния на проблему. В этом как раз заложен основной ключ к тому, чтобы действовать с подростком сообща, а не становиться по разные стороны баррикад. 

- Правильно ли я понимаю, что здесь как будто бы подросток и родитель объединяются в борьбе против проблемы? 

П. Да, мы действуем не против подростка, а действуем с ним вместе против проблемы. И это принципиально иной подход. И плюс ко всему это позволяет снять с подростка и родителя чувство вины. 

- А может это хорошо, если он чувствует себя виноватым? Натворил что-то и хотя бы испытывает вину за это. 

П. На самом деле современного подростка все его окружение призывает к тому, чтобы чувствовать себя виноватым. В школе учителя пользуются этим. Дома родители винят его в том, что он не убирается, не помогает им по дому. И подросток, как правило, свыкается с тем, что его все находят крайним. И у него вырабатывается к  этому стойкий иммунитет. И он перестает обращать внимание на просьбы и требования. И получается, что чувство вины, которое многие привыкли считать полезным,  не способствует тому, чтобы подросток конструктивно общался с взрослым и реально брал на себя ответственность. А это, на мой взгляд, принципиально. Чтобы он не чувствовал себя виноватым, а чувствовал себя ответственным за вклад в решение проблемы  и за свою жизнь. 

-  А можно ли, по вашему мнению, навыки решения конфликтов, полученные на семинаре, использовать в других жизненных сферах? 

П. Да, они вполне универсальны.  Полученные навыки могут быть способом решения конфликта на работе, в отношениях с друзьями, близкими. В семинаре мы используем большое количество примеров, моделируем ситуации из области взаимоотношений родителя и ребенка, и проигрываем их. Я много работаю с подростками, и также являюсь консультантом в сфере бизнеса, решая производственные конфликты. То, что работает в семейной сфере, отлично переносится на другие взаимоотношения. 

- А реально ли вообще освоить такой большой пласт вопросов за три вечера, ведь это же очень небольшой объем времени? 

П.  Самое главное не технология или последовательность действий, которую нужно освоить, а именно новый взгляд и новое понимание. У меня есть недавний пример, когда это новое понимание пришло к участнице тренинга за одно занятие. Мама пришла с резко негативным отношением к своему подростку, описывала большие проблемы в школе. Все говорило о том, что подростка нужно было переводить в другую школу из-за огромного количества конфликтов. Нам хватило одного вечера, чтобы она пересмотрела свой взгляд. Как она потом рассказала, тренинг дал возможность по-другому посмотреть на своего ребенка и конечно сам подросток был очень удивлен. Первый вопрос, который он ей задал: «Мама, что с тобой произошло? Ты как-то совсем необычно со мной разговариваешь». И это стало началом качественно иных взаимоотношений в семье. Само напряжение конфликта было снижено очень быстро и дальше уже требовалось время, чтобы восстановить испорченные отношения с учителями и другими людьми. Но мама была уже заодно со своим сыном, и это очень сильно помогало. 

- И напоследок, скажите, сколько времени идет тренинг и в каком формате? 

П. Тренинг проходит в течение трех недель в среду вечером. Мы специально разбили его на три вечера, для того, чтобы у участников была возможность получить знания,  попробовать их применить, и на следующей неделе придти  и иметь возможность обсудить полученный опыт и задать появившиеся вопросы. На мой взгляд, это наиболее оптимальный способ освоения нового опыта.
Хочу подробнее рассказать о проекте «Беседы с родителями», который я делаю в Благотворительном фонде «Будущее сейчас». Начну с того, что не умею и не хочу писать тексты с посылом «Приходите к нам! Вы не пожалеете!» Невозможно заранее предсказать, будут ли встречи в рамках проекта полезны именно Вам, если Вы мама или папа. Но, судя по отзывам, подобные встречи позволяют родителям пересмотреть их отношение к самим себе, к своим знаниям и опыту.


Что-что, а знаний и опыта родителям не занимать. Прошлой весной, когда мы с коллегами Олей Зотовой (o_z) и Пашей Куделиным (aquarius_24) делали проект «Хорошая мама», я чётко для себя сформулировала: как психолог я вряд ли смогу дать родителям какую-то информацию, которой они ещё не владели бы, или совет, который им ранее не давали бы. Родители осведомлены выше крыши: они читают книги, журналы, блоги по психологии и педагогике, общаются со специалистами помогающих профессий, постоянно выслушивают рекомендации более опытных дедушек и бабушек, друзей и знакомых. У них множество соображений о том, как «правильно» общаться с ребёнком, как «должен» вести себя хороший отец/мать, как лучше «отучить» ребёнка врать, что делать с детскими страхами или агрессией и т.д. Некоторые из этих «как правильно» и «как лучше» уже были опробованы, прошли испытание практикой и доказали свою эффективность. Парадокс в том, что эти «работающие» способы справляться с трудностями часто игнорируются, отходят на второй плане, тогда как на первый план выходят советы специалистов. Например, маму может совершенно не беспокоить, что ребёнок не делится с ней своими тайнами, но психолог сказал: «Нужно установить с ребёнком контакт». Если контакт установить не удаётся, мама может воспринять это как свой личный материнский недостаток, неспособность, неудачу, провал. Отсутствие контакта начинает беспокоить маму не само по себе, а в соотношении с тем, «как надо» - надо чтобы контакт был, иначе что же ты за мать такая! Из этого примера не следует, что необходимо перестать давать родителям советы и рекомендации. Часто мамы и папы действительно очень нуждаются в советах специалистов. И рынок услуг на это откликается, предлагая разнообразные возможности.

В объявлениях о тренингах и курсах для родителей можно встретить слова «вы научитесь», «вы узнаете». Предполагается, что родители чего-то не умеют или не владеют какой-то информацией. Повторюсь, многим родителям было бы важно именно «научиться», получить новые знания и рекомендации. Но я исхожу из того, что родители и так уже многое знают, многое умеют, но по ряду причин не используют свои компетенции. Почему бы не провести ревизию этих знаний и умений - может быть, среди них обнаружатся полезные и пригодные для дальнейшего применения? По некоторым вопросам, касающимся родительской роли, у мам и пап настолько богатые и противоречивые сведения, что отдельной задачей для них становится отделить свои собственные мнения/решения от тех, что были навязаны со стороны.

Проект «Беседы с родителями» направлен на то, чтобы каждый нашёл свой собственный способ быть мамой/папой и при необходимости пересмотрел этот способ столько раз, сколько покажется нужным. Во время встреч родители рассказывают свои истории и откликаются на истории других, проявляют свою родительскую экспертность, делятся опытом, но не оценивают и не поучают друг друга. Реплики вроде «Я бы на твоём месте...» не приветствуются. Участники обсуждений говорят о своём опыте, не выдвигают общих гипотез относительно того, откуда и по какой причине у других родителей возникают трудности. Вместе мы пытаемся разобраться, какие способы разрешения проблемных ситуаций существуют и какие помогут в каждом конкретном случае )последнее каждый определяет для себя сам). Иногда найти выход удаётся, только выйдя за пределы отдельно взятого проблемного эпизода. В этом смысле работа в группе имеет два преимущества. Первое - родители чувствуют поддержку друг друга, понимают, что они не одни, кто столкнулся с проблемой. Второе - несмотря на то, что все мы разные, существуют какие-то вещи, которые мы при желании могли бы друг у друга перенимать. Речь идёт не об универсальных правилах (обучения или воспитания ребёнка), а о том чтобы совместно формулировать варианты действий в тех или иных обстоятельствах.

В рамках проекта «Беседы с родителями» проводятся открытые тематические обсуждения, а также работает группа поддержки. Темы для открытого обсуждения я предлагаю заранее, основываясь на пожеланиях родителей, которые высказывались на предыдущих встречах. Недавно я писала том, как прошло обсуждение на тему «Стереотипы воспитания». Ближайшая тематическая встреча состоится 9 октября: снова будем говорить о воспитании (тема оказалась большая, многоплановая), но теперь с акцентом на стратегии. Подробнее о встрече 9 октября...

Что касается группы поддержки: Вы приходите и сами предлагаете к обсуждению любую волнующую Вас тему. Запросы пишутся на листах бумаги, и один из участников группы вытягивает лист с темой встречи. Даже если Ваш запрос «не выпал», Вы всё-равно можете извлечь пользу (и получить удовольствие:)) от работы в группе. Заявленная Вами тема или проблема не останется без внимания. Мы совместно с Благотворительным фондом «Будущее сейчас» учитываем все запросы родителей и по их итогам организуем семинары/курсы/тренинги. Ближайшая встреча в формате группы поддержки пройдёт 2 октября в 19:00 по адресу ул. Самотечная, д.17а. Стоимость участия - 300 руб.

Контактная информация для записи на группу поддержки или открытое обсуждение здесь.

Автор: Елена Аксёнова

 
 
 
Здесь вы можете найти материалы и статьи о нарративном подходе в психологическом консультировании.

"Нарративная терапия - практика ереси" по докладу Сары Уолтер.

Материалы доклада Сары Уолтер - здесь вы можете познакомиться с основными тезисами выступления Сары Уолтер на международной нарративной конференции 2012.

Перевод Елены Баскиной.

Работу ведет:  психолог, нарративный терапевт Елена Киселева. С 2009 г. занимается частной практикой, консультированием и тренерской работой. В индивидуальном консультировании придерживается гуманистического направления, используя эклектический подход, - техники психодрамы, гештальт-терапии, арт-терапии, транзактного анализа, способы обнаружения и изменения ограничивающих убеждений, эмоционально-образной и когнитивной терапии.  

Предпочтение отдает нарративному подходу. Консультирует и проводит группы  в психологическом центре «Сатори-Возрождение», в котором одно из направлений – это терапия с зависимыми людьми и их семьями. Является одной из ведущих «Клуба созависимых», целью работы которого является преодоление эмоциональной зависимости. Занятия проводит по своей авторской методике".


Я работаю в психологическом центре «Сатори-Возрождение», в котором одно из направлений – это работа с зависимыми людьми и их семьями. Я  веду индивидуальную и групповую работу, являюсь одной из ведущих «Клуба для созависимых», который уже 1.5 года проходит в нашем центре по понедельникам.

Для созависимости характерно подчинение собственных потребностей потребностям других. Созависимость может возникать не только при алкоголизме, наркомании, игромании одного из членов семьи, но и при любом хроническом стрессогенном событии.

Созависимость выражается в сильной поглощенности и озабоченности, поисками причин влияния своего поведения на поведение другого, а также в крайней зависимости от человека. Созависимость – это комплекс особых черт характера, мешающих семейной жизни, появляющихся в результате постоянной психической травматизации и субъективной неразрешимости внутрисемейного конфликта. У членов семьи имеются трудности в выражении эмоций и достижении душевной близости. Основными переживаемыми чувствами, не всегда выражаемыми являются гнев, стыд, вина и подавленность. Результат этого: плохие навыки коммуникации, семейные конфликты.

Созависимость родственников препятствует выздоровлению наркозависимого (и любого зависимого), т.е. служит фактором, подкрепляющим зависимость.

Занятия в нашем клубе помогают осознать свою роль в семейных проблемах, перенаправить усилия от стремления контролировать действия другого человека на принятие ответственности за свое поведение, за свою жизнь; изменить стереотипные формы реагирования, научиться осознавать и выражать свои чувства и т.д.

Закончив обучение в длительной программе « Нарративный подход» я использую нарративные идеи и в индивидуальных консультациях, и в группе и заметила, как это вдохновляет людей. Атмосфера уважения и поиск смысла в любых действиях человека, иногда агрессивных, враждебных, разрушающих и себя и другого, помогает людям почувствовать уважение к себе и вдохновляет искать другие способы воплощения того же смысла, но другим способом. Этот подход дает возможность увидеть проблему отдельно от человека, изучить все ее коварные способы и методы захватывать жизнь, что вызывает у людей надежду и исследовательский интерес, а выявление в ходе беседы способностей, навыков и умений, достижений  человека рождают уверенность в том, что с проблемой можно справиться.

Люди обращаются с разными трудностями, хочу рассказать о нескольких случаях из практики.
 

Случай из практики 1. Ирина  испытывает большие трудности в общении сыном: Растерянность (имя проблемы) в ответ на агрессивное поведение сына. В ходе беседы выяснилось, что Растерянность приходит, когда Ирина соглашается с тем, в чем обвиняет ее сын. Растерянность заставляет ее оправдываться, это увеличивает агрессию сына и ситуация остается неразрешенной. Растерянность усиливают: Раздражение, Вина - «Сама избаловала», Обида - «Как он так со мной?». Исследовав подробно все, что касалось Растерянности, я поинтересовалась, во всех ли сферах жизни Ирины Растерянность живет. Оказалось, нет, она умеет спокойно, участливо и доброжелательно разрешать трудные ситуации с клиентами и подчиненными на работе. Я услышала рассказ о положительном разрешении труднейшего случая с недовольной клиенткой. Мы разобрали эту ситуацию и нашли ключевое слово, обозначающее опыт на работе - «Сотрудник». Ирина поняла, что может перенести этот опыт на отношения в семье. Это действительно привело к результату: во время агрессивного поведения сына, она вспоминает это слово и оно дает ей возможность сконцентрироваться, отстраниться от агрессии, побороть Растерянность и спокойно вести диалог с сыном. Отношения действительно постепенно улучшаются.

Частые запросы родителей: как справляться с гневом, обидой, чувством вины, неуверенностью. 
Случай из практики 2: У Надежды приемная дочь, которую она растила с 7 лет, заботилась, старалась сделать для девочки свой дом родным домом. Настя выросла самостоятельной и в 17 лет переехала в отдельную квартиру. Надежда все это время ожидала благодарности от Насти, не умеющей сказать элементарное спасибо. Надежда много лет жила с этими ожиданиями, из которых и родилась Обида, отравляющая жизнь и разрушающая отношения. Надежда описывает, как действует Обида: вызывала отчаянье, перекрывала все, не давала выхода, «нашептывала», что дочь должна звонить и быть благодарна. Обида жила много лет (дочери уже 32 года). Она заставляла Надежду контролировать дочь, чувствовать бессильную злобу и т.д. Подробное исследование влияния Обиды помогло Надежде отделить себя от Обиды, осознать, что она может обойтись с Обидой как захочет. Надежде вспомнился трогательный эпизод заботы дочери о ней, который она назвала «Чудо». Ей во время этого эпизода было тепло на сердце и она обнаружила, что тогда не было ожиданий, она не рассчитывала ни на что. Этот положительный опыт был подкреплен другими вспомнившимися ей историями, также исследованы ее действия, ее вклад в эти события и женщина почувствовала облегчение, освобождение от Обиды и ушла с радостью и уверенностью.

Случай из практики 3: Запрос Галины: как улучшить отношения с дочерью. Когда у дочери плохое настроение – Галина чувствует обвинение (типичное проявление созависимых отношений). Это вызывает напряжение у нее и «отравляет», как она выразилась, жизнь дочери. Это напряжение вызывает душевную боль и чувство Вины. Чувство Вины поддерживает идея: «Хорошая мать может успокоить так, что проходят все печали». Исследование истории возникновения этой идеи, ее влияния на чувства, мысли, отношения с дочерью, отношение к себе, выявление сопутствующей идеи: «Во мне мало тепла и ласки», и т.д. помогли посмотреть на это  со стороны, разобраться и придти к другой идее: «Я могу дарить тепло и могу быть не права», что сняло напряжение и ослабило чувство Вины.

Часто в жизни людей кроются травмирующие ситуации, лежащие в глубоком детстве, которые влияют на отношения с родными и близкими людьми, на отношение к себе и к миру. Меня очень вдохновляет нарративная работа с травмой (причем как с ситуациями из детства, и любой бытовой), в которой акцент делается не на повторное погружение и проживание чувств, как  во многих подходах, а на то, какие действия человек совершил, когда искал выход, как он справлялся с трудной ситуацией. Даже если, он замолчал или ушел - это рассматривается как действие, как несогласие, что дает возможность осознать свои усилия и выявить ценности, которые отстаивал человек.

Случай из практики 4. Инна обратилась по поводу своих переживаний из-за ухудшения отношений в семье, однако направление развития терапии изменилось в сторону анализа травматичной ситуации из ее детства, в которой она не получила поддержки от мамы и учительницы и, как оказалось, продолжала испытывать обиды. Учительница разлучила Инну с подружками и  определила в «звено» (тогда еще младшие школьники были октябрятами и учитель разделял класс на группы – «звенья» октябрят) с двоишниками. До сих пор она помнит, как пришла со своим горем к маме, а та отмахнулась от нее и сказала, что это ерунда. Это было очень травмирующим для Инны. Нарративная беседа помогла Инне не просто заметить  свои действия по разрешению этой ситуации: она сплотила ребят, сделала свою «звено» лучшим, а  и осознать, что именно после этого она научилась своему умению организовать деятельность, мобилизовываться и находить энергию в трудных ситуациях. Эта работа не только повысила самооценку, но и обернулась изменением чувств и отношения к матери.

В работе с наркозависимыми я заметила, что у них, как  и у родителей часто поднималась тема обиды, а также ненависти, неуверенности, низкой самооценки, жалости к себе. Если работать в других подходах, связанных с проживанием чувств и возвращением в детство, кажется с этим можно работать бесконечно, т.к. всплывают новые и новые воспоминания, или какие-либо нюансы в тех же ситуациях, либо можно встретить отказ к такой работе. Нарративный подход помогает по-другому отнестись к этому.

Случай из практики 5. Жизнь Александра затруднялась, из-за того, что он испытывал постоянное  раздражение к людям, встречающимся ему в жизни, это подпитывалось страхом оценки и недостаточной уверенностью в собственных действиях. На вопрос о том, были ли люди, которые уважали его, он ответил, что отец умеет его понять, уважает его точку зрения, дает право выбора. Александр рассказал о своей работе в фирме, где его ценила одна из сотрудниц за идеи, которые он предлагал. Также он отметил, что ребята с кем он выздоравливал, принимают и уважают его. Еще он вспомнил историю, что решился в 21 год закончить школу, которую бросил, и сел за парту с четырнадцатилетними подростками. В рассказе он признавал, что для того, чтоб решится на такой шаг нужно обладать смелостью и умением поставить себя так, чтобы его уважали, ведь в этом возрасте дети бывают насмешливы и жестоки.  И этот эпизод в процессе беседы стал более значимым, и Александр придал дополнительную ценность этому поступку. Описание этих историй его жизни меняло его отношение к самому себе. На вопрос: Что люди, которые прежде уважали его (он вспомнил и рассказал еще истории), ценили бы в том, что он сейчас делает, чтобы сохранить свою жизнь от наркотиков? У него изменилось состояние от апатии и раздражения на веру в себя, и он замечает свои шаги: «Я не останавливаюсь, не вешаю нос». В конце беседы я всегда предлагала подумать, какие небольшие шаги он может совершить, чтобы не отдавать свою жизнь проблеме. Так как шаги были реальны и по силам, этот план почти полностью претворялся в жизнь.

Случай из практики 6.  Маша (девушке 25 лет), попробовала в 9 лет, а  начала постоянно употреблять с 16 лет, дошла, как она сама говорила  «до самого дна». Она прошла реабилитацию, начала новую жизнь и у нее уже скоро 2 года трезвости. Ненависть, обида, зависть, низкая самооценка оставались темами ее запросов. Наркотик давал спокойствие, безразличие, силу, то есть кроме эйфории, то состояние, в котором не было проблем. С Тягой (потребность в наркотике) которая преследует наркоманов и приходит к тем, кто перестал употреблять, приходится постоянно бороться. Экстернализация (отделение человека от проблемы в нарративном подходе) помогала Маше отделится от Тяги, что это не она, а проблема – Тяга нападает на нее и не дает спокойно жить. Исследование взаимоотношений с Тягой, выявление ее целей, методов, коварных приемчиков, чтобы захватывать и отравлять жизнь, а также исследование планов Маши, ее способов противостоять Тяге. Меня поразило, когда мы стали исследовать способности Маши: она умеет чувствовать природу, музыку, потрясающе играет на барабанах, постоянно генерирует идеи о том, что можно сделать, куда поехать, находит новые и новые интересные места. При этом у нее горят глаза и много энергии. Мы исследуем способы Маши противостоять Тяге, не поддаваться ее коварным планам. И она ощущает, что ненависть к людям, зависть, обида отступают, повышается ее самооценка, и она знает, где ее ресурсы.


Случаи описаны с разрешения клиентов. Имена изменены.


С Еленой Киселевой можно связаться и задать свой вопрос, используя форму обратной связи.

Сегодняшняя тема беседы посвящена психологии восприятия. Мы поговорим о том, какое значение имеют одежда и ее цвет для восприятия человека. Олеся, скажите, можно ли использовать эти атрибуты целенаправленно для достижения успеха?

О: Одежда вместе с другими элементами внешнего вида человека, такими как знаки отличия, очки, украшения, зонтики, сумочки и различные аксессуары с древних времен служит символом характера и общественного положения человека, а так же мощным средством воздействия на окружающих. В истории человечества встречается множество примеров, когда государство с помощью регламентации одежды определяло общественный статус человека. Так в Китае каждой социальной группе было предписано носить одежду определенного кроя и цвета.

Л: Или пример из нашего недавнего прошлого, когда школьники обязаны были носить школьную форму и форму комсомольской и пионерской организации. Форма помогает поддерживать иерархию, дисциплину и подчинение правилам.

Да, но в современном обществе такого жесткого разделения уже нет. О чем же свидетельствует одежда сегодня?

О: Несмотря на то, что четкие предписания о том, как должен выглядеть человек определенного статуса исчезли, существует определенная система знаков. Эта система позволяет оценивать степень авторитетности и престижности человека по его внешнему виду. Считается, что на восприятие человека влияет три основных фактора: качество, силуэт и цвет одежды.

Хорошее качество – это понятно. Оно напрямую отражает уровень дохода человека. Это знание помогало модницам всех времен и народов добиваться от своих отцов и мужей крупных финансовых трат на покупку дорогой одежды и украшений. Интересно, как воздействуют силуэт и цвет?

Л: Как более высокостатусные обычно оцениваются силуэты, приближающиеся по форме к прямоугольнику, с подчеркнутыми прямыми углами. Менее престижной является форма треугольника, и совсем не престижной – шарообразная форма одежды. В европейской и американской культуре мешковатые джинсы и широкие свитера воспринимаются как признак низкого социального статуса.

О: Что касается цвета, как более престижная оценивается одежда ахроматических цветов – черная, серая и белая. Чем одежда ярче, тем ниже оценивается предполагаемый статус ее владельца (конечно, за исключением известных деятелей искусств и знаменитых дизайнеров). Здесь стоит еще оговориться. В том случае, если яркость одежды сопровождается ее высоким качеством, и цветовые сочетания подобраны со вкусом, человек воспринимается с большим интересом и вызывает яркие эмоции у окружающих.

Можете, пожалуйста, проиллюстрировать примерами эти сведения?

Л: Понаблюдав за встречами бизнесменов, партийных работников и общественных деятелей, вы легко сможете заметить преобладание прямоугольный формы и ахроматических цветов. Более того, даже детские сказки отражают эту закономерность. Вспомним главных героев сказки «Приключения Незнайки и его друзей» - Незнайку и Знайку. Незнайка в его широкополой голубой шляпе, в свободной оранжевой рубашке и канареечных брюках выглядит разноцветным шариком. Основные черты его характера - хвастливость, невежество и  безрассудство. А умница и отличник Знайка, как мы помним, носил черный костюм с белой рубашкой. 

О: За многовековую историю восприятие одежды и цвета перешло на уровень бессознательного. Обычно любой взрослый человек может мгновенно определить эмоциональное состояние и социальный статус собеседника по его внешнему виду. И выбираем мы себе одежду, как правило, не задумываясь, руководствуясь эмоциями и исключительно субъективным восприятием себя. Если добавить осознанности в этот процесс, то можно получить хорошую возможность позитивно влиять на свое собственное состояние и на восприятие окружающих.

Получается, что для того, чтобы подчеркнуть свой статус, необходимо носить скучные официальные костюмы?

О: Большинство людей носят темные костюмы и рубашки на работе не потому, что они доставляют радость, а потому что их обязывает положение, или из боязни вызвать неодобрение начальства. Однако и костюм с рубашкой можно носить с удовольствием. Существует много разных аксессуаров, которые делают официальную одежду более интересной и приятной.

Л:  Для мужчин существует значительное количество цветовых решений галстуков, рубашек, а также запонки и заколки для галстуков. Но женской половине повезло, конечно же, больше. Количество аксессуаров и возможностей поистине неисчерпаемо. Женщины могут с легкостью создавать позитивное настроение не только для себя, но и для окружающих людей. Всевозможные украшения, платки, шарфики, кофточки и блузки, сумки и зонтики – незаменимые помощники в этом приятном деле. Очень важно уделять этому необходимое количество времени, и не поддаваться искушению «быть как все».

А как правильно выстраивать отношения с цветом одежды?

Л: В первую очередь необходимо определить ваш личный цветовой диапазон. Это те цвета, которые подчеркивают вашу привлекательность. Для этого сделайте следующее. Сядьте перед зеркалом, убрав волосы под белое полотенце и укрыв тело белой простыней. Попросите кого-нибудь из близких поочередно подносить к вашему лицу цветные вещи из гардероба. Вы заметите, как будет меняться цвет вашего лица и глаз в зависимости от оттенка вещи. Составьте список из тех цветов, которые выставляют вас в наиболее выигрышном свете. Отныне, приходя в магазин, вы будете четко знать, вещь какого цвета вам искать.

О: Кроме того, нужно знать, что у каждого цвета есть свое значение:

Красный -  свидетельствует об активности, возбуждении, агрессии и опасности.

Розовый -  символизирует спокойствие, мягкость и мечтательность.

Коричневый -  «говорит» об обыденности и повседневности.

Оранжевый - дает понять о страстности и творческих способностях носителя.

Желтый - обозначает радость, ясность, оптимизм и веселье.

Зеленый - показатель внутренней силы и равновесия, терпения и самоконтроля.

Синий - указывает на сдержанность, скромность, верность, доверие, рациональность.

Фиолетовый - подчеркивает интуитивное начало, стремление к мистике и магии.

Серый – символизирует стабильность, сдержанность, незаметность, нейтральность.

Черный -  знак официальности, строгости, закрытости и тайны.

Белый – символ чистоты, духовности, святости, покоя и холода.

Это основные, наиболее общие значения цветов, но этого достаточно, чтобы уже сейчас начать разгадывать, что же означает яркая кофточка коллеги или о чем свидетельствует скромный галстук сослуживца.

О: Каждый цвет создает определенный настрой для себя и для окружающих. Чтобы достичь наилучшего результата сначала подумайте, какого эффекта вы хотите достичь. Определившись с целью, подбирайте цвета или их сочетания. Например, для того чтобы поднять настроение и внутреннюю энергию используйте желтые и оранжевые аксессуары. Для того чтобы усилить гармонию и внутреннее спокойствие выберите зеленые или синий цвет. Если вы хотите подчеркнуть свою теплоту и мягкость – нет ничего лучше, чем розовый цвет.  

Л: Иногда в силу привычки, мы избегаем определенные цвета. Дайте больше свободы своей фантазии. Позвольте себе новые образы и ощущения. И будьте успешными!


Олеся Симонова – ведущий психолог Благотворительного Фонда «Будущее сейчас», нарративный терапевт и семейный консультант.
Лидия Гречина – бизнес-тренер, НЛП-мастер и арт-терапевт.

"Использование визуальных образов в нарративной практике"по ворк-шопу Мэгги Керри.

Развитие истории о навыках и умениях.

Подумайте о чем-то, что случилось недавно и вызывает в вас хорошие чувства. Это не должно быть большим событием, просто некая начальная точка, которая покажется вам подходящей.

Опишите ситуацию своему партнеру, используя следующие вопросы:

  1. Когда и где это происходило, кто при этом присутствовал? Что случилось? Опишите некоторые детали, например, какая погода была в этот день? Во что вы были одеты? Что вас окружало? Какие особенные детали вам вспоминаются?
  2. Что привело к этому событию? Какие шаги вы могли бы предпринять, чтобы быть готовым сделать то, что вы сделали? Что позволило вам сделать то, что вы делали?
  3. Как вы узнали о том, что можно действовать таким образом? Это были навыки и умения, которые вам хорошо известны или недавние приобретения?
  4. Что случилось в результате? Какие последствия имели эти действия?
  5. Как подействовало то, что вы делали, на других людей, вовлеченных в это событие?
  6. Как это подействовало на ваше самоощущение?
  7. Что вы могли бы сказать о том, что вам было нужно, когда вы действовали так?  Что-то о некоторых ваших намерениях, целях, замыслах?
  8. Что из случившегося отражает то, чему вы отдаете приоритеты? Какие представления о жизни, убеждения оказались здесь наиболее важными для вас?
  9. Есть ли у вас некоторый образ или метафора, которая охватывает важные для вас убеждения?
  10. Какие другие вещи могут быть связаны с этим предметом?
  11. Кто еще знает о важности этого для вас?
  12. Какие истории они могли бы рассказать  об этом?
  13. Вы выбрали это пример, как нечто хорошее для вас, можете рассказать больше об этом переживании хорошего? Какие слова вы могли бы использовать , чтобы описать это хорошее чувство, которое вы испытываете?
  14. Где в теле вы его ощущаете?
  15. Есть ли образ, который приходит к вам, когда вы это чувствуете? Это может быть визуальный или словесный образ.
  16. Вы можете вспомнить, когда вы еще чувствовали это? Что происходило, когда вы это чувствовали?
  17. На что было похоже, думать о вашем опыте таким образом?  Какие возможности могут появиться при такой рефлексии? 

Перевод Олеси Симоновой.

Оригинал:

STORY DEVELOPMENT of Skills and Know-how

Think about something that has happened recently that you feel good about. It does not have to be a big event, and for the purposes of this exercise, a small starting point is best. Describe the situation to you partner using the following questions:

 
  1. When was is, where was is, who else was involved, what happened? Describe this in some detail e.g. what was the weather like that day, was it hot or cold? What were you wearing? What were your surroundings like, was it inside or outside? Were there particular smells you remember?
  2. What might have led up to this event… in what ways might you have taken steps to get yourself  ready to do what you did?
  3. How did you know how to do what you did? Is this a skill or know-how that you have had for a long time or is it a recent development?
  4. What happened as a result of what you did? What were the consequences of taking this action?
  5. What effect did you doing what you did have on the others that were involved?
  6. What effect did it have on your sense of yourself?
  7. What would you say was the theme of what you were wanting in taking this action? What might have been some of your  intentions here?
  8. What does this reflect about what you were giving priority to in this experience? What are some of the beliefs about life that you are giving importance to here?
  9. Is there an image or a metaphor that captures some of these beliefs that are of importance to you?
  10. What other thing might you have been doing that fit with this theme of__________________?
  11. Who else knows about the importance of these things to you?
  12. What stories could they tell about you in relation to this?
  13. You chose this as something that you felt good about, can you tell me a bit more about the actual feeling of feeling good – what words would you use to describe this good feeling that you had?
  14. Where in your body did you experience the _____________________________ feeling?
  15. Does an image come to mind of what this feeling represents for you? This might be a visual image or a word image.
  16. Can you think of other times when you have experienced this feeling? What was happening then that had you having this feeling of_______________________________
  17. What has it been like to reflect on your experience in this way? What possibilities might come from this reflection?

Метод EMDR в работе с детскими страхами

Метод EMDR был разработан в 1987 году Френсин Шапиро, психологом и научным сотрудником Института исследований психики (США). EMDR – метод психотерапии для облегчения стресса, связанного с травматическими воспоминаниями. Он успешно работает с тревогами и страхами. Его эффективность подтверждена сотнями опубликованных отчетов, а также более чем двадцатью контролируемыми исследованиями.

Этот метод работами со страхами  хорош для многих людей. Его используют и для младенцев, кричащих от ужаса перед новым миром, и для стариков, боящихся скорой смерти. Но особенно быстро и эффективно действует EMDR в случае детских страхов.

Во время сеанса EMDR ребенка просят вспомнить беспокоящий его страх в течение короткого времени, при этом одновременно фокусируясь на внешнем стимуле. В качестве внешнего стимула могут использоваться движения рук, похлопывания по коленкам, или постукивания (сеты). Так осуществляется безопасный доступ к страху. Благодаря ЕМDR устанавливаются новые связи между страхами и позитивным опытом ребенка, благодаря чему страх «размывается». Тревога уменьшается, и ребенок может справиться со своими негативными переживаниями.

Недавний пример из работы. За помощью обратились папа с мальчиком, которому снятся страшные сны. В начале работы я попросила вспомнить ребенка самый страшный сон и представить его словно на экране телевизора. Мальчику было очень страшно, он съежился с испуганным лицом. Но поскольку папа обнимал малыша, он смог рассказать про страшный сон, который ему приснился несколько лет назад. Во сне к ребенку домой пришел монстр, схватил его  и хотел съесть. С тех пор мальчик очень боялся этого монстра и повторения страшного сна с ним. 

Было принято решение использовать краткосрочныйEMDR-метод.

После первого сета ЕМDR, ребенок с удивлением сказал, что мне сейчас не страшно, а странно: «Я не понимаю, что происходит».

После второго сета я услышала:  "Удивительно, чего я его боялся, я же мог ударить, или убежать от него. А еще велеть ему не приходить ко мне домой, только в гости".

Результатом третьего сета EMDR стало признание: "Мне не страшно, а нормально. Я его не боюсь". После этого мальчик зашептал на ухо папе о том, что он узнал монстра.  Это была его детская игрушка.

Так в течение 15 минут страшный  монстр из самого страшного сна был «опознан и обезврежен», а мальчик избавился от страха, мучившего его несколько лет.  И в этом нам помог метод ЕМDR.


О том, что такое трудности взросления, приходящиеся на подростковый возраст, каждый из нас в той или иной мере знает из жизненного опыта. «Маленькие детки - маленькие бедки» или «Маленькие дети не дают спать, а большие дышать» - народная мудрость суммирует опыт поколений и дает наиболее емкую характеристику той картины, которая предстает перед родителями взрослеющего ребенка. Картину, конечно, утрированную, но все же имеющую место в реальности довольно часто.

В масштабах жизненного пути человека роль подросткового возраста двойственна: подросток одновременно и на финишной прямой детства, и на старте взрослости, а значит, закономерности развития в этом возрасте безусловно особенные.

Как долго это будет продолжаться?

Подростковый возраст помещают в границах 13-17 лет. Возрастные рамки, однако, достаточно условны: есть мнение, что психологически человек остается подростком вплоть до 19-20. В современном обществе взросление, начало самостоятельной жизни по разным причинам все чаще откладывается, что и заставляет пересматривать возрастные границы.

Нижнюю границу подросткового возраста принято связывать с началом полового созревания (пубертата). Медики прекрасно знают, сколь бурно протекает физиологическое развитие во время пубертатного периода. Психологические изменения в это время не менее интенсивны. Не случайно кризис подросткового возраста считается одним из самых важных и сложных на жизненном пути личности.

Что происходит в подростковом возрасте?

Кто Я? – главный вопрос

Всем нужны друзья. Но подростку – необходимы…

Пожалуй, наиболее важное психологическое приобретение подросткового возраста – внутренний мир. Абсолютно новая реальность, о которой даже не догадывается ребенок помладше, как не догадывается младенец о том, что у его матери есть и другие заботы, кроме как о нем. 

Безоблачное детство безоблачно потому, что мир вокруг понятен и вполне однозначен. Мир – это манеж с погремушками, затем игровая комната, чуть позже – классный кабинет с партами и доской. Мир – это место, откуда родители уходят на работу для того, чтобы ты мог спокойно побыть в садике, и возвращаются для того, чтобы покормить тебя ужином или сводить в магазин за новой машинкой. Другими словами, мир – это, что ты видишь, слышишь, осязаешь. Он весь перед тобой.

У человека 12-13 лет появляется в дополнение к этому другой, совершенно новый, особенный мир. Он тоже полон красок, он интересен, но рассмотреть его не так просто и еще сложнее показать его кому-то другому: он – внутри. Возраст «открытия Я» - именно так называют в психологии подростковый период.

Ребенок реагирует на все события непосредственно, не соотнося их со своими желаниями, ожиданиями, представлениями. Точнее, соотнося, но не осознавая этого. У подростка же появляется инструмент для самоосознавания – личностная рефлексия, т.е. способность осознавать самого себя. Можно сказать, что до подросткового возраста наше зрение работает в одностороннем режиме – только вовне, но с началом пубертата мы приобретаем способность смотреть внутрь себя. И оказываемся перед мириадами вопросов: какой я человек? Хороший ли я друг? Нравлюсь ли я девочкам/мальчикам? Кем я хочу стать?

Однако сама способность к рефлексии еще не гарантирует, что внутренне будет увидено и понято. Как ребенок учится читать сначала по буквам, потом по слогам, так и подросток познает себя небольшими шажками. Сперва он может осознавать только внешние изменения, которые происходят с ним, с его телом. Далее, он может замечать противоречивые эмоции, которые захлестывают его, но еще не может определить, с чем именно эти противоречия связаны. И лишь к концу подросткового возраста самонаблюдение и самоанализ станут неотъемлемыми атрибутами психической жизни и приведут к достаточно полному представлению о себе. Подросток будет изучать себя, свои мотивы, склонности, интересы, увлечения, эмоции на протяжении всего подросткового периода, пока, наконец, сможет с достаточной уверенностью ответить себе на вопрос «Кто Я?». Этот непростой процесс познания себя необходим для того, чтобы сформировалось главное психологическое приобретение возраста – самосознание.

Маленький ребенок знает о себе ровно то, что он знает от окружающих, главным образом взрослых, прежде всего родителей. Это знание в норме непротиворечиво и положительно – не случайно у ребенка до 10-11 лет самооценка стабильно высока. Но с 11-12 лет самооценка детей может стремительно снижаться и достигать минимума как раз к началу подросткового кризиса (12-13 лет). Связано это именно с тем, что привычное знание ребенка о себе перестает казаться ему незыблемым, единственно верным. Он сталкивается со своими желаниями, которых заведомо не одобрят родители, с противоречивыми эмоциями в ситуациях, которые ранее казались простыми, с собственным изменяющимся физическим обликом, наконец. «Я» рассыпается на пестрые кусочки – так кто же теперь я? Чего я хочу? Что могу? Какой я?

Понятно, что самые простые ответы на эти совсем не простые вопросы касаются наиболее ощутимых, внешних атрибутов. Например, одежды. Отсюда яростная борьба подростка за свой внешний облик, за самостоятельное определение стиля одежды, который, казалось бы, еще недавно его абсолютно не беспокоил. Мало кто в этом возрасте не вступал в спор с мамой по поводу того, что на улице на самом деле «и без шапки тепло». И вряд ли кто-то отдавал себе отчет, что дело не в погоде и не в шапке, а в том только, чтобы самому решить, как выглядеть, т.е. каким быть в глазах окружающих.

В этом своем «я сам хочу решать» подростки удивительно похожи на трехлетних детей, которые переживают возрастной кризис именно с таким названием – кризис «Я сам». Не важно, что именно я при этом требую – важен сам факт того, что это делаю я. Почувствовать, кто я, через противопоставление другому – механизм протекания обоих кризисов, каким бы разными они ни были по содержанию. По словам одного десятиклассника, «быть подростком очень тяжело: никогда не хочется ни с чем соглашаться». Как не представить в качестве иллюстрации к этому высказыванию рыдающего трехлетку, который наотрез отказывается идти домой, т.к. пытается убедить маму в том, что дом в противоположной стороне.

Итак, хрупкое «Я» подростка обретает силу в противопоставлении. Отсюда – известная многим родителям и учителям категоричность, даже непримиримость суждений, которая, подобно вирусу, распространяется среди еще вчера покладистых подрастающих детей.Категоричность обычно проходит с возрастом, по мере развития самосознания. Если я твердо знаю, кто я и чего хочу, зачем об этом спорить?

И, конечно же, для подростка будет хорошей поддержкой в этот непростой период, если родители сумеют с пониманием отнестись к тому, что с ним происходит. «Перетягивание каната» с ребенком, выяснение, кто прав, попытки во чтобы то ни стало отстоять свое родительское мнение – не лучшие способы общения с подростком. Гораздо более эффективно «гасить» эмоциональные всплески подростка своей спокойной уверенностью. И здесь Вам тоже пригодятся воспоминания об опыте общения с трехлетним малышом: спорить с ним было бесполезно, переубеждать – бессмысленно. Оставалось только набраться терпения. В общении с подростком также терпение – Ваш незаменимый помощник.

Журнал «Кафедра. Стоматологическое образование», №55, 2016



Как мы уже выяснили, у ребенка в ходе кризиса 7 лет происходит осознание своих переживаний, в частности он начинает улавливать разницу между своими желаниями и требованиями со стороны взрослых. Несовпадение последних рождает неудовлетворенность, протесты и трудное поведение  детей.

Стремление семилетки к самостоятельности в действиях и поступках, несогласие с просьбами и требованиями родителей приводят к сильным душевным переживаниям ребенка. Так, несмотря на непослушание, споры с родителями, Сванте очень важно их мнение, оценка его достижений «Вот эти минуты были, пожалуй, самыми приятными за весь день. Тут можно было спокойно поговорить с папой и с мамой, и они терпеливо выслушивали Малыша…».

В кризисный период ребенок становится более ранимым, восприимчивым к разнообразным неблагоприятным влияниям. Он нуждается в помощи и поддержке семьи, ему требуется неизменность семейной ситуации, хотя редко он открыто заявляет об этом. В тех случаях, когда ребенок не может прямо выразить свое состояние, начинают действовать механизмы психологической защиты. Так называемые защитные механизмы – это непроизвольные и неосознаваемые  способы искажения угрожающей ситуации.  Они защищают представления ребенка о самом себе от угрозы неприемлемых изменений, а, кроме того, они снимают чувство тревоги. Все защитные механизмы действуют на неосознанном уровне и поэтому являются средствами самообмана

Что касается Сванте, то в его случае можно наблюдать, как мне представляется, реализацию нескольких механизмов психологической защиты.  Рассмотрим их подробнее.
Как можно видеть по ходу действия в книге, Сванте временами словно отключается от внешнего мира и погружается в собственный мир. Такое психологическое бегство от реальности чаще появляется у чувствительных, ранимых детей. В дошкольном возрасте бурно развивается воображение и продукт этой деятельности - фантазии ребенка.

Фантазией о Карлсоне Сванте не только защищается от внешнего мира. В мечтах мы можем себе позволить неосуществимое в реальности – иметь или делать желаемое, или даже быть таким, каким мы не можем себе позволить быть в действительности. Сванте-школьник выдумывает себе героя, который позволяет реализовать стремления Сванте-дошкольника. Здесь Карлсон – воплощение уходящего дошкольного детства с его полным отсутствием ответственности, центрацией на своей персоне, отсутствием стремления к учению и  вхождением в мир лишь через игру. «Всем известно, что он лучший в мире проказник!»

Вместе с тем Карлсон реализует и стремления нового Сванте - младшего школьника. Малыш стремится к самостоятельности и, «благодаря» Карлсону, ему удается осуществить такие эскапады, о которых он не мог и помыслить, ограничиваемый правилами и запретами взрослых. «Угадай, кто лучший в мире выдумщик?»

Малыш хочет приобщиться к миру взрослых, занять новое положение в глазах своих родителей, и он может приблизиться к желаемому, выбирая себе друга именно из взрослых. Таким образом, «красивый, умный и в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил» воплощает в себе все те потребности Малыша, которые в силу обстоятельств в момент кризиса не удовлетворялись

Неслучайно Карлсон возникает именно в те моменты жизни Малыша, когда последнему «скучно» или все идет «шиворот-навыворот».  Сам Малыш и не замечает, насколько «вовремя» появляется Карлсон, а если и ощущает что-то, то его рассуждения рационализованы. «Должно быть, Карлсон почувствовал, что Малыш его ждет: едва Малыш высунул нос в окошко, как Карлсон уже был тут как тут».

Также Малыш не может найти, да и не ищет объяснения, почему же Карлсон улетучивается всякий раз до прихода родителей Сванте. Такой механизм защиты, как рационализация позволяет найти приемлемые причины для исчезновения Карлсона. Последний весьма складно объясняет свои исчезновения: «Может быть, я уже не имею права взглянуть, что делается у меня дома? Хозяин обязан следить за своим домом. Чем я виноват, что твои мама и папа решили познакомиться со мной как раз в тот момент, когда я должен был заняться своим домом?». Сванте изобретает на первый взгляд логичные суждения и умозаключения для ложного объяснения. Этот механизм психологической защиты - рационализация - не сознательный обман. Сванте убежден, что говорит правду. Именно эта непроизвольность и убежденность приводят Сванте к отрицанию. Он настолько одушевляет своего персонажа, настолько верит в его реальность, что отвергает уговоры родителей отказаться от своей фантазии. Она настолько ценна для него, что на него словно не действуют ни насмешки Бетан и Боссе, ни мягкие укоры мамы, ни строгость папы. Однако, конечно, это не так.  Мнение родителей очень важно для Сванте, они выступают как образцы поведения. Малыш хочет стать «таким как папа»  и он «очень любит маму». Вероятно, поэтому, для компенсации новых не  удовлетворяющих его отношений с родителями, Сванте прибегает к другому способу защиты – регрессии.

Сванте начинает вести себя в соответствии с более ранним возрастом, так «хотя Малыш уже большой мальчик и ходит в школу, он с удовольствием сидит у мамы на коленях, но только если этого никто не видит». Его привязанность к матери словно вновь спускается на отношения к родителю противоположного пола в 3-5 лет.

«–  А нельзя ли мне будет жениться на тебе? – спросил Малыш.

–   Пожалуй, это невозможно, – ответила мама. – Ведь я уже замужем за папой.

–   Какое неудачное совпадение, что и я, и папа любим тебя! – недовольно произнес Малыш».

Пожалуй, разговор такого рода с матерью для ребенка 3-4 лет не является ничем необычным, но ребенок постарше уже обычно не возвращается к обсуждению этого вопроса.

Здесь мы наблюдаем семью как убежище для ребенка. Убежище от всего остального мира. Сванте, по-видимому, не слишком соответствует школьным требованиям. Его школьная жизнь практически полностью вытеснена из повествования и словно бы не представляет для последнего ничего значительного, интересного, нового.  В то время как именно, в школе должны была быть предложены новые, занимательные для Сванте занятия. Ребенок 7 лет не способен удовлетворить свои потребности лишь в игре, у него должна появиться новая социально значимая деятельность - учение.  Именно в учении создаются возможности для проявления возросшей самостоятельности ребенка, и ребенок занимает новое положение, приобретает новый статус. Школа - действительно новая эра в жизни любого ребенка. То, что по жизни Сванте этого не скажешь, можно охарактеризовать как вытеснение, а именно, игнорирование школьной жизни. Вероятно, это связано с низким уровнем психологической готовности Сванте к школьному обучению.

Симптомы кризиса проявляются у него достаточно явно, и понятно, что он протекает позже по времени, чем требуется для комфортного и эффективного вхождения в школьную жизнь.

Вспомним, в конце первой книги мальчику исполняется восемь лет, а сколько еще фантазий и приключений впереди. Родителям Сванте остается надеяться, что он успешно преодолеет кризис и несколько позднее достигнет определенного уровня психологической зрелости. Тем более, что предпосылки к этому имеются, на одной из последних страницах в рассуждениях героя о себе вкрадывается знаковая фраза: «Нет, ему (Малышу) и в самом деле пора бросить все эти выдумки…»
Скучное, но необходимое заключение

Возможно, кое-что из написанного может вызвать несогласие или удивление, но поскольку написано так много, то хочется подытожить. В тексте мной были описаны несколько общих характеристик в поведении Сванте. В кризисном семилетнем возрасте у ребенка:

1. Появляется осознанное отношение к правилам, заданным взрослыми. Сванте нарушает условия выполнения правил, либо косвенно, используя хитрость и фантазии, либо в прямой конфронтации – споря, упрямствуя, требуя.

2. Возникают новые самостоятельные занятия. Выполняя самостоятельную деятельность, Сванте обращается к близкому взрослому как к эксперту или копирует его действия.

3.  Сванте показывает родственникам свою взрослость, подчеркивая тем самым  возросшую самостоятельность.

Резюмируя все выше написанное, хочется отметить, что в этом непростом для ребенка периоде очень важна роль близких взрослых. Так, мама и папа, поддерживая и направляя своего ребенка, способствуют формированию у Сванте следующего:

1.  произвольности

2.  умения соблюдать правила

3.  учета позиции другого

4. развитию внутренней позиции

Однако, восприятие своего ребенка как еще маленького («Малыш»!), лишение его инициативы, отторжение его фантазий и, по видимости, нехватка времени для общения с сыном приводит к появлению и закреплению у него следующих механизмов психологической защиты:

1. фантазирование

2.  рационализация

3. отрицание

4. регрессия

5. вытеснение

Несмотря на то, что Сванте – лишь продукт фантазии шведской писательницы Астрид Линдгрен, можно видеть, что все характерные психологические особенности семилетнего мальчика образца 1953 года наблюдаются и у его сверстников в современном обществе. С другой стороны, основные симптомы кризиса 7 лет, которыми оперируют и поныне были выделены Л.С. Выготским еще в 30-х годах прошлого века. Это указывает на универсальность определенных переживаний, свойственных кризисному состоянию 7 лет. И поэтому, я полагаю, характеристики этого переходного периода вполне могут быть перенесены и на любого другого ребенка этого критического возраста. А что думаете Вы?


Что видит родитель, воспитывающий семилетнего сорванца? Хитрость и требовательность, непослушание и споры, стремление ребенка к самостоятельности и взрослым разговорам – вот с чем ему приходится сталкиваться каждый день. Все перечисленные симптомы – нормальные проявления кризиса 7 лет, причем степень их выраженности указывает на готовность ребенка занять новое социальное положение, стать школьником. Ребенок, не переживший по-настоящему кризис, не сможет полноценно развиваться дальше. Ведь то, что ребенок плохо вас слушается  – не просто сигнал кризиса, это необходимое условие развития. Кризис нужен, поскольку формирование личности ребенка происходит скачкообразно, и качественный скачок на новый этап развития – из дошкольника в школьника – происходит именно в кризисный период. Почему же кризис случается?

Возникновение кризисных моментов связано с появлением новых потребностей. В семилетнем возрасте это, в частности, потребность в инициативе, в активной умственной деятельности, в самостоятельности. Однако, ребенок может быть не готов к их реализации или родители ограничивают его действия. Все эти помехи в развитии приводят к кризису.


Для удовлетворения своих потребностей ребенок должен научиться определять и выражать свое отношение к действительности. Этому служат внутренние переживания человека, выражающиеся внешне в эмоциях. Как я уже писала, у ребенка семи лет  появляется своя внутренняя жизнь. Все мы знаем, что внутренние переживания могут быть не связаны  напрямую с внешней стороной жизни, но сильно влияют на нее. Если родители не в курсе волнений ребенка, то для них и эмоции ребенка зачастую кажутся искаженными. Так, родители Сванте искренне недоумевали, почему же их радостный и оживленный мальчик после получения подарка стал заливаться слезами. Но чтобы они не думали, по эмоциям Малыша явно можно было говорить о неудовлетворенности его потребностей.

«Теперь день рождения был испорчен. Малыш решил быть целый день веселым, даже если ему и не подарят собаку. Но получить в подарок плюшевого щенка – это уж слишком! Когда он об этом вспоминал, его плач превращался в настоящий стон, и он все глубже зарывался головой в подушку».
Теперь треволнения обретают смысл, то есть ребенок начинает понимать свои собственные переживания, самого себя. Осмысление переживаний может порождать острую борьбу между ними, особенно если переживания противоречивы, и выбор труден.

«– Мясные тефтели, – сказал он. – Обожаю сочные вкусные тефтели!

Малыш смутился. Собственно говоря, на эти слова Карлсона надо было бы ответить только одно: "Если хочешь, останься и пообедай с нами". Но Малыш не решился произнести такую фразу. Невозможно привести Карлсона к обеду без предварительного объяснения с родителями… привести к обеду совершенно незнакомого маленького толстого человечка, который к тому же взорвал паровую машину и прожег книжную полку, – нет, этого так просто сделать нельзя!

Но ведь Карлсон только что заявил, что обожает сочные вкусные мясные тефтели, – значит, надо во чтобы то ни стало угостить его тефтелями, а то он еще обидится на Малыша и больше не захочет с ним играть...»

Как мы видим, в ходе кризиса осложняется не только жизнь родителей, но и детей. Идет перестройка внутренних переживаний, что ведет за собой изменение отношения ребенка к окружающему миру, а следовательно, и  изменение его потребностей, желаний, стремлений. Возникает обобщение переживаний. Так, если много раз повторялась какая-то ситуация, то она осмысливается ребенком, и на этой основе формируется отношение к себе, своим успехам и своему положению. Следствием обобщения переживаний является складывание стабильного отношения к себе - самооценки.

Ребенок дошкольного возраста любит себя, причем выказывает положительное отношение к себе независимо от области приложения своих сил. Однако  у него нет настоящей самооценки и самолюбия (как обобщенного представления о себе, которое остается одним и тем же в разных ситуациях). До кризиса семи лет ребенок не делает различий между тем, как он себя оценивает (самооценкой) и тем, каким ребенок хотел бы быть (уровнем притязаний). В книге А. Линдгрен Карлсон, как дошкольник, не соотносит самооценку и свои умения. Недаром, человечек с пропеллером постоянно утверждает, несмотря на промахи в своих действиях, что «Все равно, я – лучший в мире специалист». Мы начинаем оценивать уровень наших запросов к самим себе, к нашему успеху, к нашему положению именно после кризиса семи лет. Но до этого момента обобщенных отношений к окружающим и к себе у ребенка нет.

В связи с кризисом 7 лет изменяется и отношение к взрослым. Если раньше взрослый представлял собой либо приятеля, либо близкого взрослого, то теперь у Малыша появляется такой партнер взаимодействия, как незнакомый взрослый. Последний воспринимается уже иначе, неслучайно так разнится отношение Малыша и Карлсона к ворам, проникнувшим в квартиру. В то время как Карлсон пользуется случаем, чтобы поиграть и повеселиться, для него воры – объекты игры, Малыш относиться к ним иначе. Он оценивает ситуацию на основании ранее полученных от родителей данных. «Он вспомнил, что на днях папа читал маме статью из газеты. Там говорилось, что в городе появилось очень много квартирных воров. Они сперва звонят по телефону. Убедившись, что дома никого нет, воры взламывают замок и выносят из квартиры все ценное». Первая реакция Малыша – испуг, результат взрослой оценки реальной ситуации.  Здесь воры – незнакомые взрослые, представляющие опасность. Поэтому и отношение к благополучному разрешению этого чрезвычайного события – счастье. «Малыш прыгал от радости, что все обернулось так хорошо». Карлсон как дошкольник не преодолевший «эгоцентрических установок» вновь центрируется на себе, не оценивая произошедшее, как нечто значимое для других, вот как он комментирует случившееся: «Лучшее в мире привидение – это Карлсон, который живет на крыше». Типичная оценка старшего дошкольника – «я - хороший».

В результате кризиса 7 лет возникает еще одно важное свойство ребенка - произвольность умственной деятельности и поведения. Что это такое и как это проявляется? Ребенок научается преодолевать свои желания и действует с пониманием слова «надо»». При этом наблюдается борьба мотивов «надо» и «хочу» (вспомним, когда Малыш стал хитрить), все это приводит к  образованию иерархии жизненных смыслов ребенка. Так ребенок расставляет для себя жизненные приоритеты, выделяя главные и второстепенные ценности.  Как вы думаете, что ценнее для Малыша – иметь собаку или дружить с Карлсоном?

Именно структурирование ценностей обеспечивает устойчивость поведения ребенка, когда он способен сознательно управлять своим поведением. У ребенка в кризисе 7 лет получается это не сразу и не всегда, но с каждым днем все лучше и лучше.  Можно заметить, что дети уже не столь импульсивны и не так легко поддаются сиюминутным желаниям. У них появляется организованность, способность действовать в соответствии с усвоенными ими правилами. В возрасте 7 лет возникает возможность удержать и освоить некоторое правило, причем роль правила растет, роль наглядного примера падает. Так, несмотря на то, что для Малыша Карлсон весьма значим, и порой выступает как образец поведения, мальчик уже строго усвоил правило социальной жизни – не воруй. Сванте критически относится к поведению «лучшего друга».

« – Где ты ее достал? – удивился Малыш.

– Там, где я всегда беру молоко, – ответил Карлсон, – на одном балконе в Остермальме.

– Как, ты ее просто стащил? – воскликнул Малыш.

– Я ее... взял взаймы.

– Взаймы? А когда ты собираешься ее вернуть?  

– Никогда!

Малыш строго посмотрел на Карлсона».

Как видно, едва вступивший в школьный возраст Сванте неплохо ориентируется в правилах взрослой жизни, это связано с тем, что ребенок обычно к концу дошкольного возраста овладевает правилами и ориентируется в том, «что «хорошо» и что «плохо»».  Требуемые привычки поведения и значение многих этических норм возникает у дошкольников в ходе их повседневной жизни. С одной стороны, родители предъявляют к детям определенные требования: к аккуратности, добросовестности, организованности, сочувствию, доброте, выказывая свое мнение по выполнению своих требований. Помните - для дошкольника одобрение взрослых, особенно родителей, значит очень много, и они стараются заслужить его своим поведением. С другой стороны, в ведущей деятельности дошкольника  - ролевой игре складываются многие важные представления о законах поведения в обществе. Разыгрывая принятую на себя роль, ребенок сам выделяет те правила и нормы, которые приняты в окружающей его социальной среде, и делает их правилами игры.

Однако, несмотря на знакомство со многими правилами взрослой социальной жизни сейчас Сванте стремится их нарушить, как это видно из  выше приведенных примеров его трудновоспитуемости.  Ранее, таких симптомов, по-видимому, не наблюдалось, в чем же причина такого поведения?  Об этом мы поговорим в следующей статье.